Сайт Дома Фиалки - фотографии цветов, выставки, советы и консультации, форум, видеолекции!
 
Объявление
Наши растения продаются только в Москве в магазине "Дом Фиалки" на ул. Пятницкая!
Наши коллекционеры
Мы в соцсетях!
Галерея сортов отечественной селекции!
Наиболее полный перечень сортов с фотографиями и описанием!

Архипов Е.

Посланники небес. Журнал "Узамбарская фиалка" № 2 2005г.


Необычный узор листьев этих растений, несколько напоми­нающий рисунок эписций и фиттоний, ставит их в особое положение среди других пес­тролистных растений. Как упавшие с неба драгоценнос­ти, они разбросаны по земле от Азии до Южной Америки.

География так называе­мых драгоценных орхидей чрезвычайно широка: Китай, Индия, Япония (холодоустой­чивые формы), Бразилия (ли­стопадные формы), Вьетнам. Распространены они и на ос­тровных территориях — в Индонезии, Новой Зеландии, Новой Гвинее. Простые фор­мы растут и у нас (орхидея Goodyera repens встречается даже в Московской области).

В ареалах этих растений есть свои загадки. Так, после войны во Вьетнаме исчез анектохилюс Роксбурга (Anoectochilus roxburghii), и лишь недавно пропавший вид был найден вновь. В Япо­нии некоторые декоратив­ные виды «парчовых» орхи­дей (именно так их именуют в Стране восходящего солн­ца) исчезали на столетия, но потом их снова обнаружива­ли в природе и возобновляли в культуре. Хеиростилес (Cheiroslyles), или «серая мышь», был найден в горных районах Пейлона, однако впоследствии исчез и в местах обитания не встречался.

Это свойство делает коллек­ции драгоценных орхидей неповторимыми и единст­венными. Заслуга отечест­венных энтузиастов заклю­чается в том, что в России со­хранены особо декоратив­ные разновидности, заве­зенные в нашу страну двад­цать лет назад и уже не суще­ствующие в природе.

Когда смотришь на эти рас­тения, кажется, что орнамент их листьев о чем-то рассказы­вает, как будто просит, чтобы его разгадали. Жилкование листа орхидеи макодес (Macodes) напоминает яван­скую азбуку. А узор листьев представителей рода анекто­хилюс порой очень походит на строки арабской вязи, восхваляющие величие Бога во всех проявлениях.

На каком же языке буду­щего или, быть может, про­шлого начертаны эти манус­крипты, эти послания небес? Рисунок листьев драгоцен­ных орхидей зачаровывает, на растения можно любовать­ся часами. Они даже способ­ны излечивать болезни.


Заинтересовавшись этими растениями еще двадцать лет назад, я обратил внимание, что покупательский спрос на них очень невысок. Приобре­тали их, главным образом, незаурядные, «отмеченные свы­ше», люди. В самом деле, вы­ращивать их удается далеко не каждому. Многие, купив неприхотливое на первый взгляд растение (ну, чем не традесканция?), не смогли его вырастить и, отчаявшись, вы­бросили в мусорное ведро. И только избранные одиночки внимательно наблюдали за изысканными растениями, стараясь вникнуть в их утон­ченную сущность, постичь сложный характер этих орхи­дей. «Заболев» ими однажды, они готовы были ехать куда угодно, хоть на край света, чтобы пополнить свои кол­лекции.

Драгоценные орхидеи — растения загадочные во всем, начиная с того, что они бук­вально преображаются, если за ними хорошо ухаживать. В природе их порой трудно за­метить среди опавших листь­ев: они запачканы не отмыва­ющейся грязью, изъедены вредителями, и чудесного ри­сунка почти не видно. Через годы кропотливого выращи­вания растения преобража­ются, подобно тому, как на­чинает сверкать гранями дра­гоценный камень в руках ювелира. С каждым появляю­щимся листом открывается новый, более сложный, бла­городный рисунок.


Необычность этих расте­ний заключается в том, что для них трудно подобрать оп­тимальные условия содержа­ния. В природе, например во Вьетнаме, они выдерживают достаточно высокие темпера­туры. А в условиях комнатной культуры с трудом выносят 26-27°С и гибнут от грибных заболеваний. Возможно, в естественных условиях они живут в симбиозе с микориз­ными грибами, что позволяет им нормально су­ществовать в тем­ноте под пологом леса, среди опав­ших листьев и мха. Неясно, почему драгоценные орхидеи столь вос­приимчивы к гнилям, вызы­ваемым фитопатогенными грибами, ведь из этих расте­ний выделены самые сильные фунгициды.

Самыми известные пред­ставители драгоценных орхи­дей — гемария (Haemaria), макодес, доссиния (Dossinia), анектохилюс, гудиера (Coodyera), зеуксине (Zeuxine). Систематики отно­сят их к подтрибе Эритродесовых семейства Орхидных.

В СССР основной поток завозимых видов шел из Вьетнама. В силу сложившей­ся в мире политической об­становки до европейских стран, а тем более до США, эти растения практически не доходили. Но даже в тех ред­ких случаях, когда орхидеи попадали в Европу, из-за сложности в культуре они там сохранялись недолго, в связи с чем систематика их оказалась недоработанной. Определение точного систе­матического положения того или иного вида осложнялось обилием гибридов(в природе эти орхидеи свободно скре­щиваются между собой, да­вая в потомстве растения с листьями самых разнообраз­ных рисунков и окрасок). Кроме того, растения часто изучали по гербарным образ­цам, которые по внешнему виду были весьма далеки от природных аналогов.





Форма анектохилюса Роксбурга с самой широкой полосой по центру листа, полученная Н.А. Берсеневым, была отмечена на выставке в Японии под условным названием «Смирнов»










Названия привезенных орхидей (если они вообще имелись) путали друг с дру­гом или просто теряли. Необ­ходимость заставля­ла придумывать условные име­на, давать «коммерческие» названия. Так, например, одному из ги­бридов анектохилюса Роксбурга, до сих пор выращива­емому любителями, извест­ный коллекционер В.А. Михеев дал имя 'Санлайт'. Опре­делить растения до вида бы­ло практически невозможно из-за огромного количества разновидностей, и любите­лям приходилось различать растения по фотографиям.

История драгоценных ор­хидей в России началась еще во времена Э.Л. Регеля, ди­ректора Санкт-Петербург­ского ботанического сада с 1855 по 1892 г., который упоминал их в своих книгах.

В СССР развитие культуры этих растений неотделимо связано с именем Николая Александровича Берсенева. Благодаря ему драгоценные орхидеи завоевали популяр­ность среди ценителей ред­костей, он разработал осно­вы их агротехники в люби­тельских условиях, собрал уникальную коллекцию, удо­стоенную мировых наград. Именно его трудами драго­ценные орхидеи в России со­хранились до наших дней. Выращенные им растения, достигавшие 30-50 см в вы­соту и отличавшиеся вырази­тельным рисунком листа, вы­глядели значительно эф­фектнее, чем природные эк­земпляры.

Несколько раз в год Н.А. Берсенев ездил в отда­ленные места Подмосковья, собирая особый незагряз­ненный мох-сфагнум. Расте­ния он сажал в стеклянные коробки, на дно которых на­сыпал кусочки пенопласта, выше—земляную много­компонентную смесь (сосно­вая хвоя, грунт из-под ольхи, древесный уголь и др.). Бла­годаря непрерывному фи­тильному подъему воды, рас­тущий сверху живой мох со­здавал в тепличках высокую влажность воздуха, форми­руя особый микроклимат. Емкости с растениями рас­полагались на полу, что обе­регало их в летние жаркие месяцы от перегрева. При 12-часовом освещении рас­тения быстро развивались, были компактными, с тол­стым стеблем, плотными лис­тьями и никогда не болели. Среди цветоводов Н.А. Бер­сеневу нет и не было равных по качеству выращенных ор­хидей.


Литературы, освещающей содержание драгоценных орхидей в домашних услови­ях, очень немного, к тому же, для начинающих любителей информации в ней маловато. Зарубежные издания вооб­ще практически игнорируют эти растения (за исключени­ем гемарий). Между тем, их тайна заключается именно в секретах их выращивания. В природе различные виды ор­хидей приурочены к разным экологическим условиям — тропическим лесам, болотистым местам, склонам овра­гов или гор, некоторые рас­тут в густой тени, другие— на открытых местах под пря­мыми лучами солнца. Так же и в комнатных условиях: рас­тения, часто внешне похо­жие друг на друга, требуют различной освещенности, влажности, температуры. Так, гемарии во влажных жарких теплицах чувствуют себя хуже, чем на подокон­никах. Гудиера растет при невысокой освещенности, но предпочитает понижен­ные температуры. Почва, мхи, микоризообразуюшие грибы в местах произраста­ния различных орхидей так­же специфичны. Вполне ве­роятно, что именно этим объясняется тот факт, что в природе семена орхидей прорастают легко, а в культу­ре получить сеянцы можно только в лабораторных усло­виях.

Нет никаких сомнений, что успешно выращивать драгоценные орхидеи мож­но только в живом сфагнуме. Н.А. Берсенев погружал мох в горячую воду (42°), избав­ляясь таким образом от ули­ток. Однако за лето мох из- растался и приходилось про­водить сложную и утоми­тельную процедуру по его за­мене. Но благодаря исполь­зованию живого мха, достигали главного: субстрат не имел слишком кислой реак­ции и не содержал патоген­ных грибов родов Fusarium и Botrytis. В грунт также добав­лялись листья бука.

Безусловно, гордостью коллекции Н.А.Берсенева были гибридные анектохилюсы (A. Regalisiix A. rохburghii). Таких удивительно красивых растений с листья­ми, сплошь покрытыми гус­той золотисто-белой сеткой разных оттенков, было не более двадцати. Очень эф­фектно выглядели также зе­леные, сверкаюшие жилка­ми, листья орхидеи макодес, а также нежно-зеленые лис­тья светлых разновидностей анектохилюсов. Среди по­следних особой изысканнос­тью отличалась орхидея с яр­кой чисто-белой полосой по центру зеленого листа, кото­рую Н.А.Берсенев называл «пауком». Великолепно смотрелись серебристые листья хеиростилеса и темно-ко­фейные—доссинии. Гемарии разнообразили коллек­цию бархатной листвой с не­повторимым узором. К со­жалению, далеко не все кра­сивые разновидности уда­лось сохранить до наших дней или хотя бы запечат­леть на фотографиях.

Рассказывая о драгоцен­ных орхидеях, необходимо упомянуть о «супердраго­ценностях», о которых рас­сказывает в своей книге И.В. Белицкий («Орхидеи», Мос­ква, ACT, Астрель, 2001). На самом деле, речь идет о японских видах. Они значи­тельно уступают по красоте вьетнамским орхидеям. Ри­сунок листа у них однотипен и представляет собой невыразительную редкую сетку жилок и белых полос, распо­ложенных как бы лоскутка­ми вдоль листа. По внешне­му виду эти орхидеи напоми­нают скорее пестролистные пеперомии и отличаются холодолюбивостью. Некото­рые из них не выдерживают температуру выше 12-15° и в обычных домашних усло­виях долго не живут. Поэто­му японцы снова и снова от­ правляются в места естест­венного обитания орхидей, чтобы найти замену погиб­шим экземплярам. Редкие виды выставляют на аукци­он, где их иена доходит до 1000 долларов США.

Несмотря на то, что се­менное размножение дра­гоценных орхидей — дело очень не простое, получе­ние сеянцев и дальнейшая работа по гибридизации очень перспективна. У вы­веденных В.А. Михеевым анектомарий (анектохилюс х гемария) листья отлича­ются очень красивым пер­ламутрово-розовым отли­вом. Наиболее декоратив­ные разновидности анектохилюса Роксбурга были отобраны Н.А. Берсеневым. Се­годня в США существует фирма, занимающаяся се­лекцией и разведением ги­бридных орхидей анектома­рий, макомарий (макодес х гемария) и доссинемарий (доссиния х гемария). Благо­даря новым современным методам селекции, в буду­щем, возможно, удастся по­лучить необыкновенные по красоте сорта и разновид­ности.

Выращивание драгоцен­ных орхидей —чрезвычай­но увлекательное занятие. Массовому распростране­нию этих растений среди цветоводов-любителей пре­пятствует необходимость поддержания высокой влаж­ности воздуха при их выра­щивании. Хотя многие энту­зиасты вполне успешно справляются с трудностями и содержат своих питомцев в обычных условиях кварти­ры. Представляется вполне вероятным, что когда-ни­будь все препятствия, стоя­щие на пути тех, кто хотел бы завести коллекцию драгоценных орхидей, будут пре­одолены, и каждый сможет приобрести их в ближайшем цветочном магазине. Но со­хранят ли тогда эти растения свое великолепие, обаяние и неповторимость?

Фото Калгина В.


Узамбарская Фиалка
Фиалочный мир
Рассылки Subscribe.Ru
Подпишитесь на новости из Мира Фиалок

Рассылка 'Новости из мира фиалок' Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru